54BD03F7-263E-4309-8313-BC52976577A6.JPG

Катерина Горелик 

о своём пути в иллюстрацию и опыте издания книг за пределами России

Катерина Горелик — автор и иллюстратор 14 детских книг, права на которые проданы на 16 языков. Работает преимущественно с зарубежными издательствами (в России изданы 4 её книги).

В прошлом юрист, Катерина решила кардинально сменить род деятельности и с 2011 года занимается иллюстрацией. Собственные авторские книги начала делать в 2015 году, и с тех пор детская иллюстрация стала абсолютным приоритетом, вытеснив все остальные проекты.

Мама двух детей и нежный любитель животных (они главные персонажи всех её книг). Одна из победителей выставки иллюстраторов Bologna Children's Book Fair в 2021 году.

Мы поговорили с Катериной о том, что привело её к решению сменить профессию, и как ей удалось получить сразу несколько предложений от зарубежных издательств со своей дебютной книжкой-картинкой и громко заявить о себе на весь мировой издательский рынок с новой книгой «Загляни в окошко».

Я родилась в маленьком городке Волжске. Там я училась в художественной школе, и это моё самое длительное по времени художественное образование. Закончила я её в 13 лет и с тех пор практически не рисовала до 28. Хотя честнее будет сказать, что я вообще не рисовала. Твёрдо решив поступать на юридический, я накрепко зацементировала свои творческие порывы на целых 15 лет.

 

Это было моё собственное решение, безо всякого нажима родителей, ибо карьера юриста была престижной и сулила денежную стабильность, а о такой специальности как графический дизайнер или иллюстратор я тогда даже не слышала. На юрфаке мне было дико интересно, я была одной из лучших учениц в группе и нисколько не сомневалась, что иду верным путем и меня ждёт увлекательная карьера юриста. Однако после нескольких лет работы (к этому времени я уже жила в Москве) мои глаза уже не горели, работу я свою тихо ненавидела и ничего привлекательного в ней не находила. Это была ежедневная, мутная, серая рутина, которую я по инерции принимала как норму.

А потом я ушла в свой первый декрет. И, оставшись наедине с собой, я поняла, что не хочу больше быть юристом (при этом идей о том, кем я хочу быть, ещё не было). Осознание этого пришло не путем просветления, а грубым физическим протестом — меня вырвало, когда я получила очередное письмо с приглашением на собеседование (я все еще пыталась остаться в юриспруденции, просто сменив работу).

Затем во мне смутно зашевелились первые ростки творчества, которые-таки пробились через 15-летний слой цемента. О рисовании я всё ещё не думала, мне просто хотелось смотреть на что-то красивое. И в тот момент, когда внутренний запрос был уже сформулирован, я совершенно случайно наткнулась в интернете на иллюстрации Виктории Семыкиной. И обалдела. Полгода я просто наблюдала за ее страничкой, не смея даже думать о том, что я смогу снова начать рисовать, а уж тем более пойти к ней учиться. Сейчас это выглядит смешно (я человек совсем не робкого десятка и далеко не интроверт), однако тогда для меня это были ворота в совершенно другой мир и я не смела в него войти. Пока однажды мой муж, глядя на мои томления, не сказал: «Катя, просто напиши ей». И я написала. Она ответила в тот же день: «Следующее занятие в среду, в 7 часов. Приходи». Ворота открылись, и я зашла.

P1.jpg

иллюстрация из книги Катерины Горелик 'La Folle Equipee'

(Seuil jeunesse, Франция)

У Вики я занималась год, после чего она уехала в Италию. Конечно, после 15 лет полного простоя, я не могла никоим образом наверстать упущенное в техническом плане. Но Вика дала мне гораздо более ценное — вернула веру в свои силы. Я до сих пор помню её «девка-то ты талантливая!».

Потом я пошла учиться в Британку, на курс иллюстрации Виктора Меламеда. Это был первый курс, он длился всего год, но оправдал и даже превзошёл все мои ожидания. Признаюсь, я имела некоторые сомнения перед поступлением: стоит ли обучение своих денег (цена была не маленькой, а отзывов о курсе еще не было), потяну ли я, как художник. Но ужас от того, что если я сейчас не пойду учиться дальше, то, скорее всего, просто опять перестану рисовать, пересилил все сомнения. 

Было непросто не только в техническом, но и в психологическом плане. Практически все студенты моей группы или имели профессиональное художественное образование, или работали в этой области. Я же пришла туда как из глухой деревни, с сумой за плечами, без знаний Фотошопа, рисовальных техник и элементарных понятий об индустрии. Поэтому для меня все задачи были вдвойне сложными, пришлось навёрстывать всё на ходу, на самой максимальной скорости.

 

Но, видимо,  моё желание учиться было таким сильным, что все эти трудности мне были только в кайф, и к диплому я подошла не на последнем издыхании, а, наоборот, с решимостью поставить себе новую планку. Поэтому свой диплом я делала в новой для себя пластилиновой технике, которую я изобретала и осваивала в процессе. Кстати, этот диплом Виктор Меламед до сих пор показывает в своей лекции про пластилин.

Опять же, за год я не стала обладателем супер-скиллов в техническом плане. После мне понадобилось несколько лет экспериментов за собственным столом, чтобы сделать свою первую книгу. И каждая следующая книга для меня — новый этап развития. Большинство из них нарисовано в разных стилях. Иногда сама книга просит другой стиль, иногда я сама хочу попробовать что-то новое. И, откровенно говоря, мне просто скучно постоянно работать в одной стилистике, а если мне скучно, то хорошая книга не получится. 

После Британки я несколько лет занималась коммерческой иллюстрацией. Рисовала, в основном, для журналов. Но не только: делала и упаковку, а один раз даже оформила детскую площадку. 

Моя первая авторская книга случилась со мной, когда я сидела дома со вторым ребенком. Это выглядит так, будто оба моих важных жизненных этапа — возвращение в рисование и приход в детскую иллюстрацию — напрямую связаны с рождением моих детей. Для меня самой это странно, ибо эти периоды домашнего заточения лично для меня были скорее большим испытанием, чем розовой пушистой сказкой.

 

Однако первая книга (а точнее, серия из двух книг) абсолютно точно родилась под влиянием того, что каждый день, читая своей маленькой дочке, я размышляла над тем, почему кто-то иллюстрирует эти книги, а я вот нет. Глядя на некоторые, я подумывала, что могу нарисовать уж точно не хуже… И в один вечер, преисполнившись решимости, я села и сделала сразу несколько разворотов из своей первой книги для малышей. Вот с этой книги начался отсчет меня, как детского иллюстратора.  

Первые книги-картинки Катерины Горелик — 'Qui mange quoi ?' и 'Qui vit où ?' (Larousse Jeunesse, Франция)

Когда на руках у меня была первая готовая книга, мне, конечно, не терпелось показать её издателям и получить хоть какой-то фидбек. О том, как найти издателя, я не имела ровно никакого представления. 

То есть с  русским рынком всё было более или менее понятно: я написала письма в пятерку самых на тот момент любимых мной детских издательств. Откликнулись Самокат и МИФ. И хотя эти две первые книги я в итоге продала не им, с МИФом и Самокатом я позже сделала несколько книг (в Самокате — «Мишки на каникулах» и « Мишки и Новый год», в МИФе —  «Соседи» и «Курьер»).

 

Одновременно я решила написать в зарубежные издательства: открыла стоящие на полках любимые иностранные детские книги и выписала названия издательств, остальные нагуглила. А потом написала всем простое и короткое письмо с описанием книги. К своему удивлению, я получила довольно много ответов и целых 10 приглашений на личную встречу с издателями на Болонской ярмарке (среди них было одно крупное британское издательство и одно супер-крутое французское). Я была одновременно и в восторге, и в ужасе. До этого я была на Болонской ярмарке всего один раз в качестве туриста, а теперь мне предстояло разговаривать с живыми издателями!

 

Из Болоньи я уехала с ценнейшим опытом общения с издателями и несколькими предложениями о сотрудничестве. Один издатель даже предложил мне сделать для него целую серию книг по мотивам одного моего старого проекта (конечно, я показывала на встречах не только книгу, но и портфолио). Книгу в итоге я продала крупному французскому издательству с помощью другого французского издательства, которое выступило в роли агента.

 

Для второй книги — «Крот и Сокровище»  — я нашла издателя уже самостоятельно, еще на стадии идеи, также разослав письма. Как видите, продавать книгу можно разными способами: как полностью готовый проект (как моя первая книга) и практически на нулевом этапе (как книга про крота). В случае с кротом, я прилагала к письму краткое описание сюжета и две готовых иллюстрации. Откликнулось опять же французское издательство и предложило начать работу над книгой. Тут я уже плотно работала совместно с главой издательства, она выступала в качестве редактора. Это был колоссальный опыт для меня именно в качестве автора (в плане иллюстраций она дала мне полную свободу). После этого я поверила, что могу быть не только иллюстратором, но и автором собственных историй.

иллюстрации из книги про крота 'La Chasse au Tresor de Mister Taupe'

(Sarbacane, Франция)

Мои первые контракты совершенно точно не были контрактами мечты. Реальность такова, что если ты пока никому не известный иллюстратор, без публикаций, тебе предлагают далеко не самые выгодные условия. Мои попытки договариваться и торговаться не существенно влияли на конечное предложение. Тут я могла всем отказать и гордо сложить книги в стол до лучших времен (при том, что пролежав в столе пару лет они уже могут не отвечать трендам рынка или моим собственным выросшим стандартам) или издать их на этих условиях сейчас и двигаться дальше. На тот момент я решила, что готова поступиться условиями, чтобы проложить лучшую дорогу для своих следующих книг. Возможно это плохая позиция и плохой пример, но это моя история и она привела меня туда, где я сейчас. 

В прошлом году я решила начать работать с агентом. Спустя год могу сказать, что этот опыт мне нравится. Мой агент для меня — это не только человек, который продает твои книги, но прежде всего партнер, с которым ты можешь обсудить следующую книгу, который подскажет насколько актуален этот проект для рынка, насколько годится выбранный тобой стиль иллюстрирования и как примут эту книгу в той или иной стране (да, книжные рынки разных стран порой сильно отличаются). Ну и, конечно, агент избавляет тебя от необходимости вести переговоры по контрактам.

Добавлю, что если вы работаете скорее с коммерческой иллюстрацией или не являетесь автором (то есть хотите и готовы иллюстрировать чужие тексты), то вам скорее подойдет агентство, а не литературный агент, как в моем случае.

Книга «Загляни в окошко», с картинками из которой я вошла в число победителей Болонской ярмарки, родилась в период самого строгого карантина в 2020 году. Каким-то непостижимым образом у меня получилось не впасть в уныние и отчаяние по поводу заточения, а извергнуть накопившиеся эмоции в творческое русло.

 

Когда мне скучно я начинаю экспериментировать. Просто книга в этот период меня бы не спасла, я хотела сделать нечто необычное. Так родилась идея книги с окошками, которая развлекала меня весь карантин. Именно новизна этой идеи в первую очередь и привлекла такое количество издателей, о чем они прямо говорили.

 

На данный момент книга продана на 11 языков, русского среди них пока нет. Почему — вопрос скорее к нашим издателям и покупателям, которые формируют рынок. С одной стороны, для издателя книга с вырубками дорога в производстве и, соответственно, цена её будет высока. С другой стороны, наш читатель совершенно не готов покупать за большие деньги книгу-картинку (книжку, где мало текста). Ну и, безусловно, всё это напрямую связано с нашим общим благосостоянием. Поскольку все эти моменты мне известны,  я изначально ориентировалась именно на зарубежный рынок.

W1.jpg
w3.jpg

иллюстрации из книги «Загляни в окошко»

Если кликнуть на обложку книги, вы попадёте в интернет-магазин издательства или Amazon:

1.png
2.png
4.png
5.png
6.jpeg
7.jpg
3.png
8.png
4522A086-21BD-4EE9-BD59-DD2954752D7F_edi
le_soup_magique.jpg

(выйдет в сентябре 2021)

Снимок экрана 2021-05-28 в 16.09.59.png